протоиерей Игорь Рябко (priest_ruabko) wrote,
протоиерей Игорь Рябко
priest_ruabko

Category:

ИСИХАЗМ (СЛОВО-17) Когда молитва приводит в ад.

Внутреннее слово - есть движение души, происходящее в разуме, без всякого выражения устного. Почему часто и молча мы произносим сами себе целую речь. А еще чаще, ведем нескончаемые диалоги, даже не задумываясь с кем. Сами с собой? С воображаемым собеседником? Или с бесом? Эти беззвучные беседы, хотя и не слышны окружающим, имеют ту же словесную природу, что и обычный наш разговор вслух. Так же дело обстоит и с молитвой.



Именно поэтому словесная молитва не может быть самоцелью, сама по себе она не имеет духовной ценности, а является лишь необходимой ступенькой деятельного периода очищения сердца. Прозябание молитвы на словесном уровне, не имеет духовных перспектив и лишено смысла. Назначение словесной молитвы одно - подвести человека к молитве умной. И только переход с умной молитвы на сердечную может назваться - «приобретением молитвы».
Умно-сердечная молитва требует внимания, чему и учит молитва словесная. Ум в ней приучается держаться за слова молитвы, проникать в их содержание и не отвлекаясь следить на смыслом. Это требует немалой тренировки. Конкретная задача молящегося словесно - подвигать себя к предельной внимательности. Таким образом словесная молитва служит трамплином для выработки словесного навыка, а потребность духовного роста побуждает к молитве углубленной.
Важно услышать предупреждение Отцов! Обыкновенное молитвословие может оказаться не только бесплодным, но и душевредным! Как деятельность преимущественно внешняя, словесная молитва, при закоснении в ней, способна привести к состоянию самообольщения, удовлетворения одним лишь внешним деланием. Под этим «внешним деланием» имеется ввиду регулярное «чтение» утренних, вечерних молитв, последования «подготовки ко Причастию», и «стояние» на богослужении без ума и сердца. Произносить слова, или слушать другого, того кто их читает, еще не значит молиться. Вся забота наша при этом должна заключаться в том, что бы молитвенные чувства наполняли сердце. Если оно пусто, то нет и молитвы. Уста могут произносить молитву, а ум при этом блуждать по всему миру, отчего сердце остается холодным. СУТЬ ЖЕ СЛОВЕСНОЙ МОЛИТВЫ НАУЧИТЬ УМ ВНИКАТЬ СЛОВАМ МОЛИТВЫ, А СЕРДЦУ ОТКЛИКАТЬСЯ НА НИХ.
Путь молитвенного восхождения по Иоанну Лествичнику делится на три стадии. Первая, «начало молитвы» - состоит в закладке основания, в упорном труде по отгнанию ЛЮБЫХ (в том числе и «добрых») помыслов, мешающих внимательной молитве. Вторая стадия будет достигнута тогда когда ум, без всякого усилия, легко, сам собой держится в словах молитвы. Т.е когда ум, полностью погружен в стихию молитв, как бы купаясь в ней, поглощенный словами молитвы, не отвлекаясь даже на самый малый помысел, не уклоняясь от молитвы на «на волосок». Третья стадия - когда молитва становится восхищением к Богу, слово из мысли и чувства, переходит в состояние созерцания, когда теряется чувство пространства и времени.
Нам же с вами сейчас одна забота - стараться всячески возвращать к себе уклоняющуюся мысль, заключая ее в слова молитвы! «Если она по младенчеству твоему утомится и впадет в развлечение, то опять введи ее в слова молитвы, ибо непостоянство свойственно нашему уму». (Иоанн Лествичник). Не давать уклоняться мысли не в право, ни в лево от смысла молитвы - цель навыка словесного делания. В этом заключается наша человеческая работа которая, хоть и не может сама по себе изменить состояние нашего сознания, но способна при постоянном труде привлечь Благодать Божию, которая и даст нам то, чего мы так усердно ищем.
Поэтому не нужно отчаиваться в том, что мысль наша парит, что мы постоянно отвлекается от молитвы. Это наша борьба с диаволом, зрителем которой является сам Бог. Нужно понимать что молитва - выше всех других трудов. Поэтому диавол делает все возможное что бы мы либо отсрочили молитвенное правило, либо сократили его, или же оставили вовсе, «по усталости», или «занятости».
В одной краткой лаконичной фразе Иоанн Лествичник дает нам жизненную программу. Тому кто не может вникнуть в эти строки они покажутся банальными, а кто сможет их понять - бездонными. «Восстав от миролюбия и сластолюбия, отрекись от тела, ибо молитва есть не что иное, как отчуждение мира видимого».
Беседа с Богом, не то же самое что беседа с людьми. Внимание ума со словом молитвы должно быть таким же единым, как и связь тела с душой. Преподобный Симеон Новый Богослов называет «тягчайшим грехом» молитву без благоговения, без понимания того, Кому ты говоришь, и что. Наша молитва это не звуки слов, это вопль ума и сердца к Богу. Душе человека свойственно молится не устами, а умом. Тот же кто не заключает в уме слова молитвы, говорит не с Богом а, по мысли Симеона, с дьяволом. Страшные слова преподобного старца нужно внимательно усвоить церковным чтецам и певцам, которые «вычитывают», или поют, положенные чинопоследования иногда даже не задумываясь о чем они. То же самое относиться и к священнослужителям. Молитва безблагодатная, рассеянная, есть диавольской плен! Если это не усвоить, то можно таким вот словесным молитвословием загнать себя в кромешнюю адскую тьму.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments